Критерии вкуса

31.07.2014

О безвкусице говорить легче: она видна сразу. Однако безвкусица обожает мимикрию. Маскируется под моду, традицию, оправдывается подражаниями под нечто великое. Еще она часто бьет себя в грудь, заявляя что «эксперимент». Безвкусица провоцирует, чтобы вокруг нее суетились спорщики, оценщики, теоретики. Вкус виден сразу. Поэтому о нем говорят меньше. А если спорят – то в большей массе халтурщики и с конечной целью очернить.

Вопрос вкуса современного обывателя усложняется правом на критику и критиканство со стороны любого и всех. Газета, сайт, интернет-пользователь может заявить о своем «за» или «против». В архитектуре это означает, что кухарка становится сразу и «архи», и «текте». Хотя в области строительства предполагается выделение главенствующего лица. Чтобы наделить его полномочиями «носителя идеального вкуса». Но произвол СМИ выхолащивает саму идею эталонного вкуса.

Наибольшую толику вреда вносит взаимодействие заказчика и архитектора. Речь в большей степени о взаимодействии архитектора и его строения. Дом или комплекс – детище творца –существует в сердце и в воображении до момента вознаграждений за труды над чертежом. Потом творец исчезает с поля зрения: гонорар пересчитывать.

Как только заказчик убедился, что серости не будет, архитектор (или дизайнер) пускают все на самотек. Авторский надзор сводится к торжественному расчленению ленточки с последующим банкетом. Душевные сомнения не терзают. Что получится – то и ладно. Зачем умирать по дороге к Храму Саграда Фамилия, как Гауди, если жизнь одна? На скорую руку всякого разного напридумывается. Жертвенность стала объектом насмешек. Количество заказов повышает авторитет.

Эстетическая пирамида – элементарно простая модель, по которой можно судить о вкусе или безвкусице. База – традиция. Место новизны – у самой вершины, несколько кирпичиков всего там для нее отведено. Вершина – Бог. Его замысел, Его величие во всех Его творениях.

Как только на вершину ставим архитектора Пупкина – рушиться все. «Ячество» не дает увидеть красоту окружающего мира и, уж тем более, отразить эту красоту в интерьерах и на фасадах. Незрелая буржуазность еще слишком быстро тратит. Капитализация без капитала сводится к откатам за использованные материалы. Выбирают то, что дороже. 

Получается, что люди, призванные пропагандировать хороший вкус, становятся агитаторами безвкусицы. Обыватель видит прекрасное все реже и реже. Он больше слушатель красивой сопроводительной речи на сдаче проекта. Или предметные искусства пора приравнивать к ораторским?

1757 год. Растрелли сдает Большой дворец в Царском Селе. Пасмурно. Бирюзовый цвет фасада при плохом освещении не растворяется в воздухе. Но задумано было именно так. Екатерина вот-вот должна приехать, но солнца нет. Великий архитектор в отчаянии. Светило все-таки появилось. Великим и небо благоволит.

Питер-Дизайн