Отель у блошиного рынка

15.02.2015

В Роттердаме, между вокзалом и знаменитым рынком Binnenrotte открылась новая стильная гостиница в виде квадратной трубы. Руководитель проекта Роб Вагеманс повторил концепцию рынка, до которого пять минут хода. Гостиничный корпус, спроектированный под руководством Роба, так же, как и здание рынка Binnenrotte, имеет сквозную галерею и номера вдоль стены. Изюминкой в делении пространства стали перегородки-стеллажи в виде витрин абстрактного коллекционера-фанатика.

У винтовой лестницы производителя EeStairs стеллажи растянулись от пола первого этажа до потолка второго. Монументальный черный ячеистый фронт заполнен безделушками блошиного рынка, что стало выражением смысла и идеи места.

Сам рынок стал слишком популярным среди шопоголиков всего мира, которые стремятся на традиционные субботние распродажи за чем-либо раритетным. Шопоголики теперь могут устроиться на ночь невдалеке.

Каждая перегородка имеет широкую секцию на уровне глаз. Возле лестницы пустая секция напоминает рампу сцены. Театр продолжается в анфиладах. По мере отдаления все окна перегородок уменьшаются, что создает иллюзию бесконечной перспективы. Библиотека безделушек ненавязчива, подобрана со вкусом. Неказенный вид холлов создает эффект присутствия в гостях у чудаковатого хозяина. Юмор с издевкой от авторов проекта заключается в том, что гости сразу попадают в ту обстановку, которую стремятся создать у себя дома с помощью закупленного в Нидерландах антиквариата. Собственно, для контингента исследователей пыльных распродажных коробок отель и построили.

Гротеск гротеском, но в отеле весьма уютно. Гуляя по широким секциям пространства, можно остановиться в конференц-зале или в диванном уголке возле камина, выпить кофе в баре или заказать обед в столовой зоне. Чорным стеллажам вторят черные подвесные потолки, которые очерчивают функциональные зоны сверху, а также создают иллюзию пергол открытого пространства. Акценты преимущественно красного цвета, что в сочетании с черным и белым призвано снимать усталость, веселить и бодрить отельных жильцов. 

 

Создание отеля не для простых шопоголиков, а для истцов потертых сокровищ – событие само по себе знаковое. Роттердам таким образом закрепляет за собой титул центра распродажных базаров. Распродажи – явление интересное, приносящее и азарт, и материальное удовлетворение участникам. Но не всем. Продают там имущество неплательщиков кредитов или налогов, а молоточком стучат муниципальные власти. Экспроприируемые, жившие не по средствам нидерландцы, судя по всему, множатся, и этот процесс будет неуклонно продолжаться.  Если же поток экспроприируемого вдруг иссякнет – рынок перепрофилируют. Зато отель в стиле субботних распродаж останется навсегда. 

Прибитый на стену велосипед устаревшей марки уже никогда не будут выпускать снова. Это же касается навигационных приборов прошлого века, пластмассовых зайцев и глобусов из папье-маше, по которых изучали географию дедушки и бабушки современных роттердамцев. Отель-музей будет восхищать со временем еще больше. А то, что в номерах вентиляция и затемнение включается дистанционным сенсорным пультом – уже мало кому интересно. Привычный быт.

Питер-Дизайн