Мерило всего. Интерьер квартиры, разбитый на эргономичные зоны

08.01.2014
Интерьер квартиры, разбитый на эргономичные зоны

Многие архитекторы искали универсальный модуль, чтобы применить его для создания максимально комфортного интерьера. Архитектор и дизайнер Ле Корбюзье использовал для модуля размеры частей человеческого тела. Создатели русских деревянных теремов использовали для измерения локти, аршины и сажени. Выяснилось, что следование эргономическим величинам не только рационализирует строительство, но и вызывает позитивные эстетические эмоции. Интерьер квартиры, разбитый на эргономичные прямоугольники, выглядит вполне естественно и органично. Удобство проживания и эстетика интерьера – понятия тождественные.

Удачным примером лаконичных и, вместе с тем, чрезвычайно выразительных интерьеров являются жилища рядовых японцев. Откровенная предельная рациональность перегородок, ширм и оконных переплетов  была оценена европейцами.  Впоследствии произошло рождение стиля, имя которого – японский минимализм. Признаки минимализма – не только в стенах, бегающих на шарнирах, и совсем не в обоях с текстурой циновки. Главное в нем – функциональность всего, переходящая в многофункциональность.

Противовесом такого подхода есть нарочитая помпезность и ничем не оправданные нагромождения архитектурного декора. Крупная пластика «давит»:  «Места много – а жить негде !»

Интерьер квартиры, разбитый на эргономичные зоны

Японский минимализм вовсе не подразумевает деление стен и потолков на абстрактные прямоугольники и квадраты. Четкое деление функциональных зон, отказ от выпуклой фурнитуры и открытые конструкции делают интерьер квартиры свободным от мимолетного. Такая обстановка вполне соответствует ритму жизни современного человека.

Но, сухая подчеркнутая функциональность квартиры может превратить жилье в формальную оболочку. Дизайнеры же вносят в интерьер игру форм и цвета, используют пространственные иллюзии, фактуры, пластику.

Интерьер квартиры подобен живому организму со всеми присущими ему функциями. А организму свойственно быть одухотворенным.

Квартира спортсмена разделена падугой из красного акрила. Алая лента как будто врезается в грудь чемпиона на финише.

Зона разбега – кухня, как символ «до». Зона отдыха с диваном и телевизором  – это «после».

Акриловый короб скрывает несущую балку, оживляет ярким цветом спокойные песочные цвета квартиры. Он же – и светильник. Падуга спадает зигзагом к низу и превращается в столик на одно посадочное место. Это место – для хозяина квартиры, место для переосмыслений всех «до» и «после».

Пол квартиры из паркетной доски дополнен керамогранитными плитами. Плиты огибают угол зоны отдыха и заканчиваются у кухонного стола. Так достигнут эффект многоуровневого пола в одной плоскости.

Пластика стен включает в себя общий фон, заполненный широкополосной печатью, и выступающие вперед стены под структурной штукатуркой. Мотив фото – вид на Манхеттен с уровня крыш небоскребов. Возможно, в облике хозяина есть что-то от Бэтмена. Кажется, будто именно отсюда он отправится добывать славу.

Отделка внешней стены кладкой из натурального камня вносит умиротворение и статичность. Ряды кладки подчеркивают не временность, а постоянную обитаемость апартаментов.

Близость к солнцу здесь – во всем: в игре света от галогенных ламп, в блеске никелированной фурнитуры, в подсветке светодиодов из-под выдвинутых стен, даже тоне выбеленного дуба  на ламинате. Натяжной потолок серого оттенка только подчеркивает это ощущение.

Вкрапление красного на бамбуковых обоях, между рядов керамической плитки санузла, словно адреналин в крови, нагнетает динамику этого удачного во всех отношениях интерьера.

Проект архитектурного бюро Алексея Сухова.

Питер-Дизайн

интерьер квартиры