Убедительность конфетного фантика

20.01.2015
Ruetemple Boxetti

Круг динамичен, а квадрат имеет статичную форму. Прямоугольник способен указывать: у него направленность имеется. Полоса с поворотом задает более сложное движение.  Совокупность «говорящих» форм образует букет из подсказок. Обычно дизайнер-интерьерщик берет на себя роль поводыря. Он по своему разумению определяет, как двигаться в лабиринте из мебели, замыкает муравейник в коробке из стен, потолка и пола и взывает: «Живите, но живите только так, как я решил!»

Создание гарнитура, который сам бессловесно, на языке форм, мог бы определить поведенческий устав – суть концепции Room-in-a-Box. Но свободы здесь куда меньше, чем в случае с художественным диктатом. Маневры превратились в обивание углов своим телом. Будет больно!

modular-bedroom-bed-closet

 Rolands Landsbergs создавал свой гарнитур Boxetti, руководствуясь принципами минимализма. По-другому и быть не могло, потому что гарнитур предназначен для массового производства, а значит, он должен быть экономически рациональным по максимуму. Предполагается сухая выжимка без остатка. Оправдать жесткий прагматизм можно только концепцией. Конечно, в совокупности с вкусной подачей. Отжимая любую свободу действий вне угловатых форм своего детища, авторы убеждают, что экономят у потребителя пространство и время. Обитание среди панелей Boxetti рекомендуют рассматривать, как полет в космическом аппарате, где точные движения – гарантия безаварийности. Программа задана, все учтено, продумано. Получи, заказчик, продукт высокого качества!

 modular-kitchen-office-units

 Картинка похожа на рисунок пластинок на кобре. Королева гипнотизирует и заглатывает кролика. Кролик – покупатель. Акт покупки-продажи, а также вноса и выноса гарнитура Boxetti должен произойти молниеносно. Так и происходит. На этой стадии удобства очевидны. Когда же коробки внесены в дом, упаковка разорвана и обладатель усядется на пирамиды и призмы, у него, вне всяких сомнений, возникает вопрос: «Хорошо ли мне во всем этом?»

modular-media-center-prototype

Но тут уже поздно задаваться вопросами. Согласие с концепцией несвободы закреплено актом покупки-продажи. Живи, покупатель в прокрустовом ложе, не рыпайся! Да и чего тебе не хватает, плаксивый ты наш? Вот тебе спальная со шкафами и полками, диван с видео центром, кабинет (аж на 2 рабочих места!) и кухня, где вся готовка – процесс волшебных превращений! Будет неудивительно, если со временем фирма-производитель предложит накладки на позвоночник и прочие части тела, которые в формы ее мебели не вписываются из-за несовершенства анатомии.

modular-space-furniture-collection

 Вскрытие радостного оранжевого цвета из-под панелей ломаной формы – процесс, похожий на взлом фольги у шоколадки. Процесс оценки нужности товара сведен до мгновенного щелчка с последующим помутнением разума у ошарашенного покупателя. Будто производитель сам, вместо потребителя, выносит вердикт в пользу выбора. Замкнуть покупателя на фразе «Заверните!», как в эпизоде с Трусом и Бывалым, стало уж слишком легко и просто. Бесспорный успех проекта в том, что здесь даже агитирующий дизайнер-консультант – должность лишняя. Оранжево-белое чудо выступает и в роли посредника, и в роли товара.

Концепция «красивой безделушки, обреченной на успех» не нова. Одна из функций дизайна – хороший внешний вид для возможности быстро и помногу продавать – воспринимается ныне не только как должное, но первостепенное. Однако под яркой фольгой обязательно нужна не менее яркая сущность. Но сущностная субстанция – очень редкий алмаз. Хотя, и без сущностной субстанции многие сейчас обходятся. Доверчивостью потребителя да не воспользоваться! С точки зрения такого подхода у фирмы Rolands Landsbergs все получилось отличненько.

Питер-Дизайн